Синий тоник на русые волосы



– Неинтересная ты, вообще-то новоселье принято праздновать прямо в сутки переезда.

Синий тоник на русые волосы

– Не знаю, у кого-то, может, и принято, а у меня нет.

– А я вот не забываю, в то время, когда отцу на работе квартиру дали, так прямо в сутки переезда гости нагрянули. На полу сидели, на газетах ели, а радостно было.

– Это давным давно, а сейчас все по-другому. Но, думаю, через месяц возможно будет всех собрать.

– Желаешь, я тебе перса подарю? У моего троюродного брата кошка на сносях.

– Нет, перса не желаю. И не нужно дарить, я сама отыщу.

– А кто тебе при переезде помогать будет?

– А желаешь, я приеду?

– Да нет, не следует, благодарю, само собой разумеется. Осознай, Кристинка, я желаю всем устроить сюрприз. Я же начала новую жизнь.

Полгода назад я внезапно решила кардинально поменять свою жизнь. И начала с продажи огромной родительской квартиры в респектабельном Доме на Набережной. К сорока годам я сообразила, что вряд ли мне пригодится в будущем четырехкомнатная квартира, к тому же у меня не хватало денег на содержание этих хором. В паркете появились щели, рамы на окнах рассохлись, сантехника испортилась, а на кухне поселилась мышка, маленькая и хорошенькая. Я бы не возражала против ее присутствия, но как-то ко мне зашла подружка, заметила ее и чуть в обморок не хлопнулась. И еще – меня бросил любовник, это выяснилось последней каплей. Я рыдала, билась головой о трухлявую стенку, на меня сыпалась побелка и штукатурка. А кинул он меня по окончании того, как на протяжении. ну, сами понимаете на протяжении чего, под нами сломалась кровать.

– Так недолго и импотентом стать! – кричал он, —что тут забавного? Ты все смеешься, дурища, а я больше не хочу видеть данный дом Эшеров! – он натянул брюки и ушел. Навсегда. Он был прекрасный, умный, читал Эдгара По и был неотразим в кровати. В этом качестве он себя ну весьма высоко ценил и опасался травм. Я вдогонку дала совет ему застраховать драгоценное орудие на кругленькую сумму, но он не оценил юмора, и я осталась одна. Поплакав пара дней, я стряхнула с себя побелку со штукатуркой и позвонила бывшей коллеге, которая в наше время держала риэлтерскую контору. В то время, когда она назвала мне предположительную цену моих хором, я вначале кроме того не поверила.

– Чудачка, на данный момент квартиры в Москве неистовых денег стоят, а уж с видом на Кремль. Тебе нужно также подыскать достойное жилье в приличном районе, ты же в какое-нибудь захолустье не поедешь, правда? И ремонт, возможно, нужно будет делать нешуточный. Так что в случае если две трети суммы скинуть, все равно сможешь пара лет безбедно жить и не работать. А новую жизнь затевать полезно, это я тебе как риэлтер говорю!

Я думала это продолжительная история, но клиент нашелся практически спустя семь дней, и вдобавок через две я заметила свою будущую квартиру и сделка состоялась. На всякие формальности ушел еще месяц, но загвоздка была в том, что моя новая квартира также потребовала ремонта, а клиент желал, дабы я как возможно скорее высвободила жилплощадь. Но в этот самый момент помогла Алка: отыскала мне съемную однокомнатную хату, а вещи я вывезла к ней на дачу с условием, что солидную часть мебели покину ей. Я с восхищением дала согласие, мне не хотелось брать в новую жизнь ничего, не считая старинного секретера красного дерева и туалетного столика. Они принадлежали еще моей бабушке, в которой я души не чаяла.

Я желала переехать совсем, в то время, когда в квартире все уже готовься . К тому же я уволилась с работы, новая жизнь во всем должна быть новой, тем более на данный момент у меня имеется возможность оглядеться в отыскивании лучшей доли. Новая жизнь так новая жизнь. В плане стояла еще смена автомобили и собственного имиджа. Другими словами, новоселье я устрою, в то время, когда сочту, что изменилась всецело! Пускай все ахнут! Я так спешно освобождала родительскую квартиру, что очень многое в огромные пластиковые мешки и сумки. Сейчас же я действовала так: завозила энное количество сумок и разбирала. Что-то выкидывала сходу, что-то размещала в бессчётных стенных шкафах, что-то складывала в сумки, дабы дать тем, кто в этом испытывает недостаток. Вот и сейчас я завезла с Алкиной дачи бабушкин сундучок и шесть огромных челночных сумок. Понимаете, такие пластиковые, в клеточку? И принялась разбирать их под песенки Хулио Иглесиаса. Обожаю я его, что сделаешь. Сумки я разобрала быстро, практически все шло просто на выброс, а вот сундучок. Там хранились альбомы с фото, ветхие а также старинные, бархатные, плюшевые, с фигурными прорезями для уголков, бабушкины. Это я сохраню, не смотря на то, что хорошую половину фотографий я уже не имела возможности бы атрибутировать, как говорит мой друг, великий знаток истории русского дворянства. Сидя на полу, я начала просматривать альбомы, между страницами которых попадались засушенные цветочки, открытки, письма. Рядом со мной лежал мелкий автомобильный пылесос – не разводить же пыль в новой квартире. Кроме того в случае если это пыль столетий. А вот и любимая шкатулка моего детства. Она стояла у бабушки на туалете. Туалет я отреставрировала, а шкатулка имеет прямо-таки плачевный вид, на туалет не поставишь. Я открыла ее, и оттуда вылетела моль! И внезапно меня как что-то стукнуло в сердце. Зюзюка! Неужто любимую игрушку моего детства сожрала моль? Вот она! Не сожрана, но побита молью.



– Зюзюка, дорогая моя!

Синий тоник на русые волосы

Я с опаской вынула ее из шкатулки. Ничего, я ее починю. Зюзюка представляла собой необычный и весьма забавный чехольчик для бабушкиной золотой пудреницы. Пудреница так же, как и прежде лежала в чехольчике. Круглая, прекрасная, хоть и потускневшая от времени. Я открыла ее. На меня пахнуло детством, бабушкиными духами, счастьем, уютом большой семьи, от которой осталась лишь я, а по окончании меня уже никого. Замочек на пудренице сломан, зеркальце потускнело, пуховка свалялась. Как давно я не брала все это в руки а также не вспоминала. Лет двадцать пять, возможно. А вот Зюзюка была все такой же мягкой и ласковой. Ее, по словам бабушки, связала ее прапрабабушка, связала не для пудреницы, а для чего-то другого, но бабушка так обожала Зюзюку, что лишь ей доверила дорогую безделицу, подаренную одним из ее бессчётных поклонников. По-видимому, даритель был особенно дорог бабушкиному сердцу. Зюзюка, связанная из прекрасной мягчайшей темно-серой шерсти, напоминала ежика. Вместо глаз тёмные бусинки, носик из тёмной кожи, а ротик обшит красной шерстяной ниткой. Из-за чего данный чехольчик носил имя Зюзюка, бабушка не помнила. Как-то в юные годы у меня разболелся зуб, я стонала, кроме того плакала, а бабушка дала мне в руки Зюзюку и велела приложить к щеке, через полчаса боль прошла. С того времени я особенно полюбила Зюзюку. Но позже заболела и погибла бабушка, позже отец ушел от мамы, через два года возвратился с повинной головой, но супружеская жизнь уже больше не склеилась, старший брат погиб в горах, а я выросла, у меня началась бурная жизнь, я вышла замуж, развелась, через три года еще раз попытала счастья, и снова неудачно, возвратилась к родителям, каковые неизменно ссорились, мама не имела возможности забыть обиду отцу его уход, не смотря на то, что на данный момент мне сдается, что не прощала она ему его возращения. Одним словом, миром в нашем доме уже и не пахло. Может, как раз потому я так легко, без душевных терзаний, рассталась с родительской квартирой, не только из-за денег. А вот Зюзюка. Я пристально ее осмотрела, кроме того обнюхала. От нее пахло пылью и нафталином. И на спинке красовалась дыра.

– Ничего, моя дорогая Зюзюка, я тебя выстираю и починю, мне еще бабушка велела хранить тебя как зеницу ока.

Я быстро встала и побежала в ванную. Налила в раковину мало воды, добавила капельку шампуня и с опаской опустила Зюзюку в воду. В то время, когда шерсть намокла, любимая игрушка моего детства превратилась в жалкий серый комочек. Я опасалась, что ветхая шерсть в воде, но нет. Пара раз я меняла воду, позже надела Зюзюку на руку, как варежку, и прополоскала холодной водичкой. Легко отжала и уложила на махровое полотенце.

– Высохнешь, я тебя починю, будешь как новая. А у тебя кроме того довольный вид. Я тебе еще носик постным маслом протру, – дала обещание я подруге детства. – А сейчас дремли!

Синий тоник на русые волосы

Что это, совсем я, что ли, рехнулась, говорю с кусочком шерсти. Да, одиночество до хороша не доведет. Ну да ничего, я скоро начну совсем новую жизнь и уже не буду одна, я отыщу себе любимого мужчину, лишь буду все-таки держать на расстоянии, пускай это кроме того будет брак, но, как в наше время модно, гостевой. Так хорошо, так комфортно. Детей-то заводить мне уже поздно. Вышла я из репродуктивного возраста. Думается, это так называется?

Я довершила все разборки, убрала пыль и мусор и, покинув Зюзюку сохнуть, поехала на свою временную квартиру собирать очередную порцию вещей.

Вечером позвонила Кристина.

– Здравствуй, как дела?

– Идут! Надеюсь, дней через десять перееду.

– Кристинка, это уже сказка про белого бычка. А что у тебя?

– Понимаешь, тут такое дело.

Статьи по теме